Загрузка…

Почему судьба обеспечения иска зависит от убеждения судьи?

Начнём с того, что в случае возникновения каких-либо опасений о невыполнении или затруднении выполнения решения хозяйственного суда, у истца должна быть гарантия его исполнения.

С этой целью в украинском законодательстве довольно успешно функционирует институт обеспечения иска. Однако, на самом деле, сама формулировка соответствующих положений Хозяйственного процессуального кодекса содержит некую “бомбу замедленного действия”, способную не только угрожать процессуальным правам участников судебного процесса, но и привести на первый взгляд очевидные неправосудные решения судей в законные рамки.

Итак, согласно ст. 66 ХПК хозяйственный суд по заявлению стороны, прокурора или его заместителя, который подал иск, или по своей инициативе имеет право принять меры по обеспечению иска. Обеспечение иска допускается на любой стадии производства по делу, если непринятие таких мер может затруднить или сделать невозможным исполнение решения хозяйственного суда. Если обратить внимание на характер глагольных форм в приведенных положениях Кодекса, возникает вопрос: можно ли такую правовую конструкцию понимать таким образом, что принятие обеспечительных мер является правом, а не обязанностью суда? Другими словами, может ли суд отказать в обеспечении иска даже несмотря на то, что истец предоставил доказательства, подтверждающие возможное неисполнение (затруднение исполнения) судебного решения? И будет ли такое решение законным?

Если придерживаться буквы закона, то из содержания ст. 66 ХПК следует, что меры по обеспечению иска принимаются по усмотрению суда (а в большинстве случаев – судьей единолично). При этом Хозяйственный процессуальный кодекс не предусматривает конкретных обязательных оснований принятия мер по обеспечению иска. Кроме того, обстоятельства, фактические данные, которые могут быть основанием для применения мер по обеспечению иска, также оцениваются судом под знаменем внутреннего убеждения. В действительности же, в данной ситуации мы имеем дело с проблемой так называемой дискреционной власти* (см. “Справку”), и ее решение зависит в первую очередь от того, что вкладывают в это понятие представители украинской Фемиды.

Итак, с точки зрения дискреционных судебных полномочий, использование законодателем в ст. 66 ХПК глаголов “имеет право”, “допускается” указывает на то, что суд, принимая определение, устанавливает не только юридические факты, которые прямо предусмотрены в норме, но и те факты, которые в норме не упоминаются, но которым суд самостоятельно придает юридическое значение. Именно эти факты и будут обосновывать выбор судом одного из предусмотренных дискреционной нормой вариантов (обеспечить иск или нет). Таким образом, если рассматривать норму ст. 66 ХПК как дискреционную, можно предположить, что хозяйственный суд, отказывая в принятии обеспечительных мер, имеет полное право указать, что, несмотря на наличие у заявителя оснований, предусмотренных указанной статьей, имеются такие обстоятельства, которые исключают возможность применения обеспечения.

Действительно ли законодатель в вопросе принятия обеспечительных мер полагается на усмотрение хозяйственного суда? На самом деле, это довольно спорный вопрос, но, судя по всему, отказ в обеспечении иска даже при наличии законных оснований возможен. Так, ВХСУ в своем письме от 12.12.2006 обращает внимание судов на то, что “в решении вопроса об обеспечении иска хозяйственный суд должен осуществить оценку обоснованности доводов заявителя о необходимости принятия соответствующих мер с учетом следующего: разумности, обоснованности и адекватности требований заявителя по обеспечению иска; обеспечения сбалансированности интересов сторон, а также других участников судебного процесса; наличия связи между конкретным мероприятием по обеспечению иска и предметом искового требования, в частности, способна ли такая мера обеспечить фактическое исполнение судебного решения в случае удовлетворения иска; вероятности затруднения исполнения или неисполнения решенияхозяйственного суда в случае непринятия таких мер”.

Как видим, основания для обеспечения иска, предусмотренные ст. 66 ХПК, являются лишь частью тех обстоятельств, фактов, которыми должны руководствоваться суды, вынося соответствующее определение. Последовательность такой позиции ВХСУ подтверждает и письмо от 14.12.2007.

Можно возразить, что еще в 1994 году тот же Высший хозяйственный суд разъяснил, что условием применения мер по обеспечению иска является достаточно обоснованное предположение, что имущество (включая денежные суммы, ценные бумаги и т. д.), которое есть у ответчика на момент предъявления иска, может исчезнуть, уменьшиться по количеству или ухудшиться по качеству на момент исполнения решения. Такого же мнения, к слову, придерживается и Верховный Суд.

С вышеуказанными требованиями судов к мотивировочной части определения об обеспечении иска сложно не согласиться, ведь, в сущности, они предусмотрены ст. 66 ХПК. Однако упомянутые разъяснения ВСУ и ВХСУ не содержат ответа на ключевой вопрос: является ли такое условие единственным необходим и достаточным или одним из условий? Впрочем, недавняя практика Высшего хозяйственного суда наводит на мысль, что верен, скорее всего, именно второй вариант. То есть выходит, что если даже истец надлежащим образом обосновал, почему непринятие мер по обеспечению иска может сделать невозможным исполнение решения суда в будущем, суд может все равно отказать в удовлетворении заявления, аргументируя свое решение, к примеру, тем, что это не будет способствовать сбалансированности интересов сторон или вообще заявить, что требования истца неразумны и неадекватны.

Добавить комментарий